Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ШХ курит

«Не знаю, как это спасет мир, но подождите, я занят этим всего 8 секунд»

Стрелки

(no subject)

Мне жаль всех, кому не жаль Ходор­ковского. Однажды их нечестно, несправедливо осудят, оштрафуют, задержат, не впустят, не выпустят, не вернут, не выплатят, задержат, недодадут, уволят, посадят, казнят, лишат премии, сломают им пальцы, нассут им на ботинки, оболгут, и они станут винить в неприятностях кого угодно: себя, обстоятельства, конкурентов, но так и не увидят связи между публичной, демонстративной несправедливостью и их мелкой, частной, никому не заметной несправедливостью. Мне жаль их, потому что обязательно столкнутся, и обязательно будут неприятности.

Мне жаль Ходорковского, как деда, который не видит своих внуков. Мне жаль, что он не бреется в теплой ванной, не стоит в пробках, не покупает в магазине хлеб, не заказывает в жаркий день бокал, а в холодный — рюмочку, не стряхивает с ботинок снег в прихожей, не принимает гостей, не дарит подарки, не дурачится, не тратит время зря, не летает, не плавает, не загорает, не ныряет, не «гуглит», не «постит», не «френдит», не покупает памперсы, не подогревает молочко, не гремит погремушкой, не кипятит соски, не целует, не ласкает, не балует, не нежничает, не читает сказки, не поет песни, не спит в обнимку и не кормит с ложки. Мне жаль его, потому что я знаю его человеческую историю, и, узнай я человеческую историю любого из его сокамерников, мне бы также стало их жаль.

Мне жаль судью Данилкина, и его детей, и его внуков, и его правнуков, которые навсегда останутся детьми и внуками «того самого», отпрысками «мудьи Судилкина», изгоями во всяком обществе, кроме маргинального.

Мне жаль жалкого Путина, который жалок, жалок, жалок в этой позорной возне, в которой каждый день он становится ничтожнее, а Ходорковский — несчастнее.

Мне жаль Медведева, который пыжится быть президентом и остается жалким свидетелем чужого бардака.

Мне жаль всех жителей страны, в которой нет честного суда, а значит, нужно быть либо агрессивным и жестоким, либо униженным.

Мне жаль безмозглых милиционеров, которые стоят на морозе в ушанках и за зарплату в 30 тыщ рублей защищают какую-то хуйню.

Мне жаль всех тех, чья голова занята этой огромной кучей вранья, которую видно из любого окна каждого дома в стране. Ведь там, за окном и в голове, могло бы быть что-то смешное, что-то красивое.

Жаль, жалко, жалость. Без всякого презрения или высокомерия: мне действительно жаль, как жаль упавшего с балкона котенка, всякого, кому всего этого не жаль.

У Шишкина в новой книжке есть пассаж про слепых, которым не приходит в голову сокрушаться о своем недостатке, как зрячим не приходит в голову сокрушаться о том, что они не могут видеть коленками. Да, можно жить ничего не видя, никого не жалея и быть счастливым, и так всегда было и будет. Просто это очень жаль.

Стрелки

МБХ

Разговор писателя Григория Чхартишвили (Б.Акунин) с Михаилом Ходорковским. Опубликовано в  октябрьском номере журнала «Esquire». Кроме непосредственно журнала можно еще вот тут прочитать его скан в PDF формате: http://www.khodorkovsky.ru/docs/8737__aku.pdf
 
Стрелки

"САХАРНЫЙ КРЕМЛЬ". ЗЛОВЕЩАЯ АКТУАЛЬНОСТЬ СОРОКИНА.

Прочитал последнюю книгу В. Сорокина «Сахарный Кремль». Она является продолжением «Дня опричника». Не прямым, конечно. Это серия рассказов про ту же Россию, которую автор описал и в «Дне опричника», Россию через 20 лет, 2028 года.
То, что книга вышла именно сейчас, почти одновременно с 5-дневной войной и последовавшим за ней охлаждением отношений с Западом, антизападной пропагандистской истерией в нашем обществе, очень в тему. Понятно, что это совпадение. Но зато какое. Совпадение в тему, попадание в «яблочко». Тем ценнее футурологические прогнозы автора. И тем горче послевкусие от прочтения, т.к. понимаешь, что автор угадал.
Да, понятно, что, скорее всего, не будет у нас и через 20 лет всяких роботов-мажордомов и прочих чудес техники, описанных Сорокиным; не будет и такого резкого разворота и возвращения к старинным устоям – опричники, земство, столбовые, старая одежда, речь; не будут переименованы нерусские названия в русские – мобильник в дальнеговоруху, компьютер в умную машину, телевизор в пузырь новостной и т.п.; стены великой вдоль всей границы России не будет… Но все же… Чтобы ярче и выразительнее донести до читателя главную мысль можно использовать такой прием как гипербола. Вот именно ее, на мой взгляд мастерски и от души использует Сорокин. И главная мысль, которую он хочет донести, что мы катимся к самоизоляции от всего мира. Мир идет по пути глобализации, страны и культуры взаимопроникают друг в друга, а мы окружаем себя стеной. И страшно не переименование иностранных названий в новопридуиманные русские, типа дальнеговоруха вместо мобильника, а то, что стена возводится в умах людей. А уж что-что, а это строительство в наших головах сейчас идет полным ходом. И стена складывается даже не из кирпичей уже, а из монолитных бетонных блоков.
Вот типичный пример такого идеологического стеновоздвижения из газеты «Известия»:
«Если из-за конфликта в Южной Осетии Россия окажется в экономической изоляции, то нашей экономике это только поможет. Такой парадоксальный вывод можно сделать из заявлений Россельхознадзора. Не будет дешевых импортных окорочков - придется вырастить свои. Ненадолго затянув пояса, мы сможем производить достаточно и мяса, и зерна. Еще и другим останется… Задумают нам отомстить - пожалуйста! Но что Запад реально может нам сделать? Ввести эмбарго на поставки электроники - так она уже давно вся собирается в Китае и других азиатских странах. А эти поставщики вряд ли будут вводить против нас какие-либо ограничения. Закрыть нам поставки говядины, по которой мы зависим больше, чем по птице, - тоже пожалуйста. Наши фермеры поднимутся, а пока перебьемся продуктами из Бразилии и Аргентины».
И от всего этого "Сахарный Кремль" Сорокина, на мой взгляд, можно назвать зловеще актуальной книгой. 

Впрочем, впечатление от книги один рассказ несколько портит. Портит, собственно тем, что несколько выбивается из стройного ряда других. В нем вдруг, откуда ни возьмись, появляются в новом обличии хорошо нам ныне известные персонажи. И по тому, как их выписывает Сорокин, как он над ними глумится и как высмеивает (а одного просто на х… посылает), видно, что он банально сводит с ними счеты. Но если рассматривать этот рассказ отдельно от остальных в книге, то очень даже весело. Ниже выдержка из рассказа «Кабак».
 
«Появляется цирковой коверный Володька Соловей. Подсаживается к своим, пьет, хмелеет быстро, заводит старый разговор: когда его опендалят, т.е. турнут из цирка? Заходится, плачет, оправдывается:
- Я же лучший коверный! Лу-у-у-учший! Как они могут?!
- Не бзди, Вова, не посмеют!
- Посмеют! Ох, как и посме-е-е-еют! – блеет Соловей, слезу пуская…
***
- На Пушкинской опять твердых приняли.
- Кого?
- Каспара, Касьяна и Лимона.
- Всех? Да ну?!
- Вот те и да ну.
***
Бьют друг друга воблой по лбу двое дутиков, Зюга и Жиря, шелестит картами крпалеными околоточный Грызло, цедят квасок с газом цирковые, разгибатель подков Медведко и темный фокусник Пу И Тин, хохочет утробно круглый дворник Лужковец, грустно кивает головою сладенький грустеня Гришка Вец.
С воплями-завываниями вбегает в кабак Пархановна, известная кликуша московская. Толстопуза она, кривонога, нос картошкой, сальные пряди над угреватом лбом трясутся, на груди икона с Юрой Гагариным сияет, на животе за кушаком поблескивает позолоченный совок. Встает Пархановна посреди кабака, крестится двумя руками и кричит что есть мочи:
- Шестая империя!! Шестая империя!!!
- Иди поешь! – успокаивают ее ремесленные.
***
…Крутится семейство балалаечников Мухалко. Шустрые это ребята, оборотистые, веселить и деньгу вышибать умеют. Говорят, когда-то в шутах кремлевских ходили, но потом их за что-то оттуда опендалили. Запевала у них по кличке Масляный Ус, хорошо и поет, и играет, и вприсядку ходит, но главное – у него всегда песни задушевные и глаза на мокром месте. А народ наш и песню, и слезу уважает….
***
Но не всем добры завсегдатаи кабака мамоновского.
Вот распахивается дверь, входит злобно-приземистый, небритый, красноглазый затируха площадной Левонтий. Хрипи:
- Однако, здравствуйте!
- Однако, пшел на хуй! – в ответ доносится.
Скрипит зубами Левонтий, сверкает глазками красными, разворачивается и уходит. Не всех, ох, не всех привечают в «Счастливой Московии»!
Стрелки

40 лет и "17 мгновений..."

Дочитал сегодня роман Юлиана Семенова «17 мгновений вести». Собственно, правильнее сказать – перечитал. Не знаю почему мне на этой неделе захотелось ее перечитать. Но важно не это, а то, что в очередной раз получил удовольствие от этой книги. Пожалуй, перечитаю и следующий роман – «Приказано выжить». И вообще, пожалуй, стоит прочитать весь цикл про Штирлица. В свое время я прочел лишь «Мгновения…», «Приказано выжить» и последнюю книгу – «Отчаяние». Планирую прикупить три части «Экспансии», а дома, в Астрахани, есть все первые романы. Хороший, добротно написанный политический детектив еще никогда не шел во вред)))).
Кстати, обнаружил сегодня, что в этом году «Мгновениям…» исполняется 40 лет – роман был написан в 1968 году.

«Мотор "хорьха" урчал мощно и ровно. Бело-голубой указатель на автостраде показывал 247 километров до Берлина. Снег уже сошел. Земля была устлана ржавыми дубовыми листьями. Воздух в лесу был тугим, синим.
"Семнадцать мгновений апреля, - транслировали по радио песенку Марики Рокк, - останутся в сердце твоем. Я верю, вокруг нас всегда будет музыка, и деревья будут кружиться в вальсе, и только чайка, закруженная стремниной, утонет, и ты не сможешь ей помочь..."»




Интересно было бы послушать эту песню Марики Рёкк. Попытался найти ее в интете, но как-то безрезультатно. Возможно, это из-за того, что я не знаю ее названия. Так что, вместо этого – «Девушка моей мечты» - фильм, который Штирлиц смотрел шестой раз и ненавидел за это.

Стрелки

ЕКАТЕРИНБУРГСКОЕ ЧУДО - СТАРИК БУКАШКИН

Придя на встречу с одним человеком в Екатеринбурге, обнаружил, что тихий дворик в центре города, где располагался его офис, расписан забавными, добрыми, наивными картинками с такими же подписями. Подумал, что дети резвятся. И когда уже прощался с собеседником, спросил, кто это так разрисовал стены во дворе. Вот тут-то мой собеседник загорелся и рассказал мне целую историю про екатеринбургскую достопримечательность – художника¬-музыканта-¬поэта-фотографа-¬юмориста Евгения Малахина, известном как Бука, К. Кашкин, Б.У. Кашкин, старик Букашкин.
По образованию он был инженером-энергетиком, много ездил по стране и за рубеж, занимался надзором за электростанциями. Но потом завязал с этой работой и ушел в искусство. Он первым начал пропагандировать в Екатеринбурге т.н. «современное народное искусство» — занимался росписью бетонных заборов, мусорных контейнеров, со временем — специально предназначенных для граффити стен в городе. Его начали называть самым экстравагантным екатеринбургским художником. Он писал стихотворения и прозу, рисовал картины.
"Народный дворник России", "России народный старик", поэт, "панк-скоморох" и раскрашиватель помоек. Это все Букашкин. Основатель общества «Картинник», издательства "Кашкинская книга", движения "Народные дворники России" и много чего еще.
Начинал в 1970-е с экспериментов над фотоматериалами - фотографируя вольнодумные тогда акты и ню, предпечатно кипятил негативы или поливал их кислотой. Параллельно принялся вырезать из досок и шлифовать абстрактные иконоподобные рельефы.
В 1980-е гг. основанное К.Кашкиным издательство "Кашкинская Книга" выпустило более 20 стихотворных самиздатских книжек - в основном просветительского и природоохранного содержания - с такими, например, текстами:
"Коза объелась гороха,
Бока раздулись, ей плохо,
Слезами наполнились очи,
Мне жаль бедолагу очень", -
В 1988 г., проповедуя, что его искусство есть не материальное произведение, но акт коммуникации, безвозмездное обновление восприятия мира в голове конкретного индивида, К.Кашкин, сменив псевдоним на Б. У.Кашкин, организовал общество «Картинник» - не имевшую постоянного состава участников группу лиц, которые, заходя к нему в подвал, разрисовывали досочки примитивистскими картинками на его стихи. По выходным дням эти досочки раздаривались первым встречным - тем, кому они нравились и кто реагировал на сочиненные Б. У. Кашкиным песни и хороводы.
Для этого разрабатывались "Приемы максимальной коммуникативности" (1989) универсальные тексты, зная первую строку которых, любой прохожий мог присоединиться и подпевать, меняя, например, последнее слово:
"Я открою рот и думаю: ну-ну! (ну, да; горох; гав-гав; му-му и др.)".
На голове Б. У. Кашкина неизменно красовался колпак с колокольчиками, а на груди - признание "I am the great Russian poet". На вопрос прохожего, почему соотечественники уведомляются о том не по-русски, Кашкин ответил:
- Иначе не поймут!

Вот некоторые из его стихотворных произведений:

Collapse )

Вот по этой ссылке можно прочитать очень интересную статью про старика Букашкина http://www.gif.ru/texts/txt-shaburov-bukashkin/

А тут картины Букашкина. 
Collapse )

Увы, старика Букашкина больше нет. Он умер в 2005 году. Но его дело живет и побеждает. Сейчас в Екатеринбурге создано арт-движение «Старик Букашкин». Среди прочего, арт-движение намерено заняться восстановлением фресок, выполненных Букашкиным а 80-90-е года в Екатеринбурге и впоследствии закрашенных городскими властями.

А вот тут видео – очень интересная передача про Букашкина в региональном выпуске «Историй в деталях»